Главная
Нингма
Учителя
Библиотека
Ссылки
Поиск
Карта сайта

Author : / Date : 30-03-2006 22:38
View or add comments : ()
Average members rating : 0
Это запись речи Чоки Нима Ринпоче, которую он сказал в монастыре Ка-ньинг шедруб линг на третий день тибетского нового года (2006).
В честь важного и благоприятного события здесь собралось большое количество членов семьи Тулку Ургьена Ринпоче во главе с Чоклингом из Цике, Друбвангом Цокни, Пакчоком из Ривоче, Маюм Дэчен Палдрон, ламой Таши Дордже, Маюм Сонам Чадрон, Сангьюм Чимэ Янгдзом и многими другими. Главный зал собраний был заполнен ламами, монахами и монахинями, а также членами сангхи со всего мира. После произнесения молитв Чоки Нима Ринпоче начал говорить:

Сегодня у меня для вас хорошие новости. Мой покойный отец был гуру для всех нас, для всех наших монастырей и сангх, и я знаю, что все мы глубоко доверяли ему, и наша доверие было чистым Он был добрым наставником, от которого мы получали не только посвящения и передачи чтением, но и важные сущностные наставления.
По большому счету, мой отец был скромным, благородным и добросердечным человеком. Но особенно важно то, что он провел большую часть жизни в ретрите. Его первыми учителями были дядя Самтен Гьяцо и отец Чимей Дордже из Цангсара. От них и многих других великих учителей того времени он получил огромное количество важных посвящений и передач. Мой отец не только получал учения, он снова и снова применял их в ретритах.
Будучи обычным человеком, я не могу судить об уровне реализации моего отца, поэтому я полагаюсь на совершенных учителей нашего времени – XVI Кармапу Рангджунга Ригпей Дордже, Дуджома Ринпоче Джигдрала Еше Дордже, покойного Дилго Кхьенце Ринпоче и многих других лам различных традиций, которые напрямую говорили мне, что мой отец необычайно реализованный человек. Эти великие наставники тоже получали посвящения и наставления от моего отца. Мы все знаем, что у Тулку Ургьена Ринпоче не было ни малейшего интереса к власти и влиятельности, сопутствующим статусу ламы. Мы также знаем, что многие высочайшие ламы и тулку получали от него передачи; и все же, каждый раз, когда они собирались, несмотря на настойчивые просьбы учеников, мой отец усаживался на самое низкое сиденье в конце ряда. Он поступал так в силу своей скромности и искреннего уважения к другим. Он действительно высоко ценил не только выдающихся лам, но и учителей всех линий, без сектантских предрассудков, а также народ Непала и народы всех остальных стран мира. В этом смысле он был уникален. Мой отец обладал не только богатством учений и передач, но и выдающейся способностью давать указующие наставления по природе ума. В свое время он стал известен как самый выдающийся мастер именно из-за дарования такого рода наставлений.
У Тулку Ургьена Ринпоче было много последователей и учеников, и, как и все мы, я знаю, что они очень ценят его учения и сильно желают применять их на практике, в особенности – достичь состояния реализации.
Я вижу это во многих из вас, и так оно и должно быть. Я стал свидетелем того, как мой отец и его учения повлияли на вас и изменили вас. Я вижу это в членах сангхи Ка-ньинг шедруб линга, Наги гомпы, Нгёдон осел линга, Храма Пещеры асуров, Чапа гауна, Хетауда и других монастырей. Я видел это и в практикующих различных Гомде и Дхарма-центров по всему миру.
Я также заметил, как увеличились ваши доброта, благородство, а также глубина понимания и оценки Дхармы и учителей, как возросло сострадание к другим существам. С годами отречение и желание освободиться от сансары возросли. Но, кроме того, очевидно, что многие из вас действительно искренне хотят практиковать и развиваться дальше.
Возьмем, к примеру, этот монастырь: когда подходит время очередного трехлетнего ретрита, то даже молодые монахи выстраиваются в очередь и чуть ли не толкаются, чтобы получить место в следующей группе. Некоторые по второму разу проходят три года и шесть недель интенсивной практики в ретрите. Это верный знак того, что человек получил благословения своего гуру и понял сущностные моменты учения. Иначе молодым людям нелегко отправится на долгое время в уединение. Я понимаю это как знак, что мой отец был квалифицированным учителем, чей ум освободился благодаря достижению реализации и чья сострадательная активность в силу этого могла освобождать других. Этот факт вы все должны хорошо осознавать.
Тулку Ургьен Ринпоче, кроме того, не был великим ученым, философом или приверженцем основных разделов изучения – его главным качеством было благородство ума, глубокое прозрение и острый интерес к познанию окончательного смысла. Он обладал глубочайшим опытом практики Махамудры и Дзогчена и за короткое время достиг высокого уровня реализации. Все мы знаем, какими знаками сопровождалась его смерть. Они появились в точности как описано в тантрах Дзогчена: ни облака, ни тумана в небе, ни пыли на земле.
Многие присутствовали на кремации моего отца – конечно же, ламы и члены сангхи из различных монастырей – но и огромное количество великих учителей всех четырех школ Тибета, многим даже не потребовалось приглашение. Они прибыли из-за любви и уважения, они чувствовали необходимость побывать на 49-дневных церемониях или на самих похоронах, и все проявили большую любовь к нашей сангхе. Мы все можем радоваться тому, что качества великого учителя стали очевидными для всех, но я никогда не забуду поддержку, уважение и искреннюю высокую оценку, проявленные всеми этими учителями различных линий по отношению к моему отцу.

Моя семья приехала сюда много лет назад, мы были гостями в чужой стране. В то время было напряженно даже с предметами первой необходимости, с жильем, едой и питьем. Несмотря на это, мои отец и мать всем сердцем стремились только к одному: основать сангху практикующих как основу для Буддадхармы. Они были убеждены, что учение Будды исчезнет без общины.
Давным-давно в Индии в великих монастырях-университетах Наланда и Викрамашила были процветающие сангхи, которые поддерживали высокий уровень изучения, и из которых выходили бесчисленные пандиты и совершенные мастера. Позже, в Тибете, когда три великих существа – Шантаракшита, Падмасамбхава и дхармараджа Трисонг Дэцен установили буддизм, было построено много монастырей, в которых могли учиться многочисленные монахи, монахини и практики Тантры, - и опять они могли добиваться высокого уровня свершения. Практикующие Тибета могли обсуждать тончайшие вопросы логики, давать обширные учения и сочинять бесчисленные тексты, таким образом широко и далеко распространяя учение Будды, подобно солнцу, высоко поднимающемуся в небе.
В последнее время тьма нависла над учением Будды в Тибете, но, к счастью, XVI Кармапа, Далай-лама, Дилго Кхьенце Ринпоче, Сакья Тридзин и многие другие великие мастера смогли добраться до Индии и Непала, где они передали посвящения, передачи чтением и наставления своих линий. Были основаны монастыри и объединения практикующих, Где они изучают, размышляют, практикуют. И снова Дхарма процветает.
Что касается нас, то, благодаря своей безграничной доброте и устремлениям, мои отец и мать преодолели все трудности, смогли найти землю и построить Ка-ньинг шедруб линг. В те дни все было трудно, у нас не было собственных источников дохода. Вот в чем заключался парадокс моих родителей: большие планы при отсутствии денег.
Дни тогда проходили примерно так: мама с Чоклингом оставались присматривать за носильщиками и каменщиками с утра до ночи, а я отправлялся в Катманду за строительными материалами. Иногда отцу не оставалось другого выбора, кроме как поехать со мной. Был один торговец цементом, который по каким-то причинам не любил продавать большие партии. То же самое часто происходило и с железными брусками и деревянными бревнами: люди просто не любили расставаться со своим товаром. Но если появлялся мой отец – вероятно, в силу его необычайного сострадания и устремлений – всевозможные торговцы и работники сразу же становились уважительными, соглашались со всеми его желаниями, и мы могли продолжать строительство.
Я часто говорил: «Давай сегодня поедем на такси».
- Не думаю. Сколько это будет стоить? - отвечал отец.
- Восемь или девять рупий.
- Это очень большая сумма. Я не поеду на такси. Я еду на автобусе от ступы до Катманду.
Интересно, что кондуктора, хотя и не знали нас, всегда были очень рады видеть отца, называли его «гуру», сажали нас на передние места и не брали за проезд ни пиасы. Нашим слугами тогда были Гьялцен Дордже и Сангье Еше, - последний до сих пор жив, - и каждому из них приходилось платить по 50 пиас. Часто нам приходилось целыми днями бегать по Катманду и обедать в ресторане «Уцэ» всего за пару рупий. Короче говоря, мой отец не транжирил деньги на себя. Его единственной заботой было создание основы для Буддадхармы, - собрания монахов и монахинь, и для этого был необходим храм с символами просветленных тела, речи и ума. Таково было его желание. Он хотел построить монастырь для самых высококлассных практикующих, чтобы они изучали и практиковали истинным образом. Он часто цитировал устремление из ваджрной речи Падмасамбхавы: «Да пребудет драгоценная сангха, основа учения, в гармонии, да поддерживает она чистоту обетов и обладает богатством трех упражнений». Это устремление хранят в сердцах все благородные существа, и мой отец прилагал все усилия к достижению этой цели, принимая неизбежные трудности и отбрасывая заботы о личном удобстве. Многочисленные монастыри, которые он помогал строить, свидетельствуют о плодах его великих усилий. Среди них – Ка-ньинг шедруб линг, Наги гомпа, Монастырь Цокни Ринпоче Нгёдон осел линг, а также монастырь Мингьюра Ринпоче. Пакчок Рипоче в основном использует Ка-ньинг шедруб линг как свой главный монастырь, но время от времени бывает в Чопа гаун, который также был построен под руководством моего отца. Другими словами, мы сейчас на середине пути к выполнению устремлений моего отца, и это наша обязанность и ответственность. Ум и способности одного или двух человек недостаточны, чтобы воплотить его желания, мы должны работать для этого все вместе. Каждый из нас разделяет эту ответственность – не только моя семья, но и каждый практикующий, связанный с линией Тулку Ургьена Ринпоче.
Еще раз хочу вам сказать, что я искренне радуюсь совершенствованию ваших личностных качеств и уровню знаний, который возрастает с каждым годом. Я рад, что ретритные центры Наги, Асура и другие, основанные моим отцом, существуют без всяких препятствий; и что все вы ладите между собой, регулярно практикуете и следуете наставлениям с взаимным уважением и вежливостью.
Вот что я хотел вкратце упомянуть о работе моего отца.

Можно сказать, что в силу наших небольших заслуг жизнь Тулку Ургьена была коротка, но по тибетским меркам она была все же достаточно долгой. Несмотря на многочисленные болезни, ему удалось дожить до почтенного возраста – 76 лет. Когда он скончался, мы были в глубокой тоске: что мы могли поделать? Все непостоянно; даже великий сострадательный учитель Будда Шакьямуни оставил этот мир. И, так как предполагается, что мы – практикующие Дхарму, мы должны мужаться и смотреть на вещи шире.
После его смерти было важно правильно опознать реинкарнацию. Чрезвычайно важно не оставить ни малейшей лазейки для ошибок, путаницы и споров. Позвольте мне говорить откровенно. Есть такая поговорка: «Там, где Дхарма расшаталась, разыграются Мары».
Первое и самое важное: на протяжении многих поколений Кармапы были ламами, связанными с моей семьей. Пятнадцатый Кармапа опознал моего отца как реинкарнацию. Шестнадцатый Кармапа опознал меня, Чоклинга, Цокни и Мингьюра Ринпоче. Он также опознал Пакчока Ринпоче вскоре после его рождения. Кармапа подобен корню, из которого мы все растем.
У нашего покойного отца было огромное доверие и преданность Кармапе. Он был и учеником, и, по правде говоря, гуру Кармапы. Глубокая преданность отца Кармапе естественным образом распространилась на обе его реинкарнации. Вот что он сказал нам: «Я буду считать их такими же ценными, как мой правый и левый глаз. И вам следует поступать так же». И так как мы его сыновья, а если брать шире, то вы – монахи, монахини и миряне – его духовные дети, мы должны следовать его пожеланиям. Я считаю это важным и ответственным.
После его ухода я много и тщательно обдумывал, как найти его истинное перевоплощение и избежать всевозможных проблем. Это были не просто размышления на ходу – мы с братьями несколько раз собирались для обсуждений. В итоге, мы решили, что лучше всего будет спросить одного из личных наставников Его Святейшества Далай-ламы Трулшика Ринпоче. Трулшик Ринпоче также является гуру нынешних реинкарнаций и Дуджома, и Кхьенце Ринпоче. Он – великий несектантский мастер. Я знаю, что XVI Кармапа очень любил и ценил его. Он передал много линий учения XVI Кармапе и Дилго Кхьенце Ринпоче.
Мы с братьями глубоко доверяем этому истинному владыке прибежища. Ламы из всех четырех школ – Кагью, Сакья, Гелуг и Нингма – относятся к нему с чистым доверием и уважением. Он заслуживает такого уважения, потому что практикует всю свою жизнь. Он держит три вида обетов – обеты личного освобождения, обеты Бодхисаттвы, тантрические обязательства держателей знания – так что он честно заслуживает звания истинного «ваджрного держателя тройных обетов». Говорится, что поддерживать обеты полностью посвященного монаха – очень редкое явление в наше время, это все равно, что носить чистое золото, а Трулшик Ринпоче следует не только монашеским предписаниям, но и предписаниям всех трех уровней – Хинаяны, Махаяны, и Ваджраяны - совершенным образом. Для наших времен он просто выдающийся, благородный мастер, одновременно чрезвычайно образованный и достигший глубинного уровня реализации, поэтому ему, определенно, можно доверять. Он также обладает доверием и чистым восприятием обоих воплощений Кармапы.
Трулшик Ринпоче – регент Дилго Кхьенце Ринпоче и наш с братьями коренной гуру.
Основным монастырем моего отца был Лачаб гомпа, отвечал за него лама Нгактрин Ринпоче. Я обсуждал с ним по телефону поиски тулку моего отца, и рассказал, что планирую проконсультироваться с Трулшик Ринпоче. «Очень хорошо, - ответил он. – Я верю, что Трулшик Ринпоче обладает глубокой реализацией и видением мудрости. Также, учитывая, что у твоего отца было чистое восприятие обоих воплощений Кармапы, и нам нужен человек с незапятнанными самаями, я согласен с твоим выбором на сто процентов». У меня также есть от него письмо. И он даже прислал сюда тулку, своего представителя, который сейчас находится здесь, справа от меня.
Я хотел, чтобы все три моих брата присоединились ко мне и мы вместе попросили бы определить перевоплощение моего отца, но случилось так, что Цокни и Мингьюр были в это время заграницей. Поэтому мы с Чоклингом Ринпоче отправились вдвоем к нему домой, обратились с обширной просьбой оставаться как ваджрные тело, речь и ум, после чего поднесли мандалу. Потом мы попросили его найти тулку нашего отца и объяснили, почему. Он сказал в ответ: «У вас есть ко мне глубокое доверие. Ваши преданность и любовь чисты. То, о чем вы просите – великая задача. Во-первых, это был поистине выдающийся лама. Он был одним из гуру и Кхьенце, и Дуджома. Я также получил от него посвящение. У меня есть вера в него и чистое восприятие. Раз вы просите меня определить местонахождение его реинкарнации, я, конечно, сделаю это с величайшей тщательностью. Я не буду полагаться на гадания, астрологию и тому подобное. Если я скажу, что обладаю безграничный ясновидением, то совру, но если буду отрицать все интуитивные способности, которые у меня действительно есть, то это тоже будет ложью. Так что я буду делать все, на что способен».
Несколько раз я приходил поинтересоваться, как дела, а он все отвечал: «Пока недостаточно ясно. Лучше я подожду, пока не отправлюсь в ретрит в пещеру Маратика, которая обладает невероятными благословениями, и не займусь там практикой долгой жизни. Иногда на рассвете мне удается увидеть кое-какие размытые очертания». Так он скромно называет то, про что мы говорим «видение мудрости».
Несколько лет назад Трулшик Ринпоче безошибочно определили перерождение Дилго Кхьенце Ринпоче. Через свое видение мудрости он опознал тулку Депук Ринпоче, а также много других – и всех очень точно и безошибочно.
Мы еще раз пришли к нему, и он сказал провести несколько церемоний в качестве поддержки, что мы, конечно, и сделали. Потом мы снова отправились к Трулшику Ринпоче, и наконец он сказал: «Ну что же, у меня для вас ясная новость». После чего он вручил нам шелковый шарф, внутри которого находился документ, гласивший:

«Благословением Оргьена Падмы
Совершенный Тулку, выполняя намерение,
Как плод долгих и многочисленных молитв
Гуру и божествам, появился на сцене мира,
У мудрой девы пылающего элемента,
В четвертый драгоценный барабан лета (год железа-дракона)
Родился ребенок, подобный змее, с благородными знаками.
Когда его возведут на трон, великое покровительство будет даровано существам.
(подробности сопутствующих церемоний).
Написано рукой Дхарма Мати».

Это отличная новость для нас всех. Трулшик Ринпоче – прекрасный наставник; его слова исходят из видения мудрости, а не являются результатом толкования знаков, полученных во сне или через гадания. Эти строки написаны поэтическим языком, в стихотворном размере, поэтому позвольте объяснить их значение. Кажется, первая строка говорит о том, что перевоплощение моего отца появилось в силу благословения Падмасамбхавы, его тела, речи и ума. Далее, в результате молитв, которые долгое время возносил Трулшик Ринпоче своему совершенному йидаму, он увидел, что мать – здесь названная «мудрой девой» - принадлежит к элементу огня. «Барабан лета» - поэтический оборот, означающий дракона, или змею, если мы говорим о годе рождения. Когда я спросил, кто родители, Трулшик Ринпоче ответил, что отец – Чоклинг Тулку, живущий в Бире, известный как Чоклинг из Нетена (не путать с моим братом, Чоклингом из Цике).
Предыдущий Чоклинг из Нетена был великим учителем, - и ученым, и реализованным. Мы все очень сильно уважаем его и высоко ценим. Дедушка Цокни Ринпоче лама Таши Дордже очень хорошо знал этого выдающегося мастера. Из-за каких-то препятствий его постигла безвременная смерть. Позже его перерождение было ясно распознано XVI Кармапой. Нынешний Чоклинг из Нетена несколько лет назад женился, у пары родился один сын, и Трулшик Ринпоче сказал, что этот мальчик, без всяких сомнений, и есть реинкарнация тулку Ургьена Ринпоче. Теперь мы и все - и в монастырях, и во всех ретритных и дхарма-центрах, проникнувшись чистым доверием и любовью, можем радоваться.
Согласно тибетской астрологии, неуместно делать подобные заявления в последний месяц года, поэтому я придержал эту новость до 3 дня Лосара (тибетского нового года), благоприятного дня. Но Трулшик Ринпоче не так давно все нам рассказал. Сегодня прекрасный день, все мы здесь собрались, атмосфера царит радостная, и я очень счастлив поделиться с вами этой прекрасной новостью.
Согласно буддийской традиции, для реинкарнации устраивают церемонию дарования имени, во время которой отрезается прядь волос и которой руководит великий мастер. Лучше всего, если великий мастер также осуществляет возведение на трон, поэтому мы попросили владыку прибежища Трулшика Ринпоче руководить обоими важными церемониями. Хотя он уже не молод, мы настояли на своем, делая упор на то, что это очень важные события. «Да, конечно, - ответил он, - Он был и моим учителем. Я буду счастлив сделать это настолько хорошо, насколько хватит моих способностей». Итак, мы в процессе организации этих драгоценный церемоний дарования имени и возведения на трон.
Итак: у Чоклинга из Нетена, живущего в монатсыре в Бире, есть сын, этот мальчик – реинкарнация моего отца, без всяких сомнений и ошибок. Мы еще не встречались с ребенком; я даже не видел его фотографии. Я даже не знаю, сколько ему лет и где он родился. Я хочу поехать встретиться с ним. Я вместе с братьями Чоклингом, Цокни и Пакчоком, а также с Тенпа, нанесем короткий визит в Бир, вместе с нашим главным секретарем Намдролом и парой представителей наших монастырей. Там мы выразим почтение и благодарность отцу и матери тулку, поднесем благоприятный шелковый шарф реинкарнации, увидим его лицо, обратимся с просьбой прожить долгую и здоровую жизнь, успешно учиться и практиковать и распространить активности на благо Буддадхармы и всех существ, так же, как и в предыдущей жизни. Вот такие молитвы и пожелания мы произнесем.

(Все собрание монахов и монахинь аплодирует)

Спасибо большое. Этот ребенок – перевоплощение Тулку Ургьена Ринпоче, тут нет ошибки, и все мы, братья, нисколько в этом не сомневаемся. Пожалуйста, помните об этом, радуйтесь этому и будьте счастливы!

Я хочу затронуть еще несколько пунктов. Я упомянул о нашей сильной связи с Кармапами. Я вырос в Румтеке и получил много посвящений и учений от XVI Кармапы. Он даровал мне благословение трех уровней обетов, и его доброта для меня несравненна. Я также упомянул о ситуации с двумя перевоплощениями Кармапы, и, покуда речь идет о моем отце, к ним обоим следует иметь уважение и чистое восприятие. Вот почему я повезу тулку отца выразить наше почтение им обоим. Через Оргьена Тобгьяла Ринпоче я сообщил родителям тулку, что собираюсь взять его к обоим Кармапам, чтобы получить от них посвящения и учения, а также благословение дарования имени. Оргьен Тобгьял Ринпоче ответил: «Отлично. Ты будешь отвечать за это. Только помни, что это единственный ребенок нашего Чоклинга, поэтому, пожалуйста, пойми, что он чрезвычайно дорог всем нам в Бире. У меня также нет свидетельств того, что этот ребенок является перевоплощением какого-либо другого ламы. Родители пока не сообщали ни о намерении сделать ребенка ламой, ни даже монахом. Я слышал, что его собирались отправить в обычную школу, чтобы он получил светское образование. Кьенце Еше и Дзигар Конгтрул сказали родителям, чтобы те не отправляли его в обычную школу, потому что он сын ламы и должен воспитываться, как лама и иметь возможность изучать Буддадхарму. Нельзя пренебрегать словами Трулшика Ринпоче, а у меня есть сильная связь с вами, двумя братьями (Чоклингом и Чоки Нима Ринпоче), и духовная, и в светских делах. Моим единственным ответом на все, что вы говорите, может быть лишь согласие. Теперь я отправлюсь обратно в Бир, к родителям, и объясню им ситуацию. В общине монастыря Чоклинга из Нетена я по-прежнему являюсь старшим ламой с соответствующими обязанностями, поэтому я объясню все настолько четко, насколько смогу».
По старинной тибетской традиции, родители не имели попечительских прав на ребенка, признанного тулку. Они рассматривались как временные опекуны. Ребенок принадлежал к монастырю предыдущего ламы. С точки зрения монастыря это, конечно, было очень хорошо, но родители могли воспринять это как потерю ребенка, если не могли встать на более широкую точку зрения. Пожалуйста, вспомните, что мы чувствовали, когда во младшем сыне нашего Чоклинга признали перевоплощение покойного Дилго Кхьенце Ринпоче – нас переполняла радость, и в то же время мы были глубоко опечалены. Мы были счастливы, что вернулся великий мастер, но опечалены, когда, вместо того, чтобы оставить с нами, как Пакчока Ринпоче, его забрали в другое место. Честно говоря, мы тогда сильно переживали. Пожалуйста, поймите, что должны почувствовать родители тулку. Желая сказать, что я понимаю и разделяю их чувства, я уже отправил им традиционный белый шарф и подарки.
Сначала я намерен организовать церемонии, который проведет Трулшик Ринпоче, а потом отвезти тулку к Далай-ламе и двум Кармапам. К сожалению, многие из великих мастеров, которых я лично знал, уже ушли, но еще живы учителя из всех четырех школ, обладающие неимоверной образованностью и реализациями, и я планирую отвезти тулку ко многим из них для получения посвящений, передач чтением, наставлений. Это необходимо. Также необходимо обеспечить образование тулку. Я этим озабочен, и все вы, пожалуйста, тоже направьте ваши интересы в этом направлении. Еще тулку должен непременно встретиться с тремя владыками прибежища – Шамаром Ринпоче, Ситу Ринпоче и Гьялцабом Ринпоче. А также и со всеми другими мастерами, с которыми у нас есть духовная связь.
На днях здесь собралось много людей, они выстроились, чтобы увидеться со мной, среди них был монах, который принес маленького мальчика, одетого в монашеские одежды. Когда я спросил, кого это он принес, он ответил: «Это тулку Тарика Ринпоче». Это пример того, как поддерживается хорошая традиция. Тарик Ринпоче был драгоценным мастером, его монастырь находится неподалеку, и вообще-то это я должен был отправиться к нему, но я не знал, что он там, и не стремился встретиться с ним, хотя с момента его возведения на трон прошло уже несколько лет. Я сомневаюсь также, что большинство из здесь присутствующих монахов засвидетельствовали ему свое почтение. И, тем не менее, поддерживая хорошую традицию дхармических связей, монахи из его монастыря уже несколько раз приводили сюда тулку, последний раз на Лосар. Мы должны помнить об этом и сделать так, чтобы переродившийся Ургьен Ринпоче встретился со всеми мастерами, с которыми у нас есть духовная связь, мы должны испросить благословения и защиты, выразить нашу искренность и добрые пожелания, и, проще говоря, быть со всеми в хороших отношениях.
Далее, в Ка-ньинг шедруб линге, Наги гомпе и Чапа гауне мы делаем упор на сокровища-терма Чокьюра Лингпа как на самую важную часть наших практик, и поэтому чрезвычайно важно, чтобы все посвящения, передачи чтением, указующие наставления, тантрические танцы, искусство изготовления торма, рисования мандал, пропорции и все сложные подробности и музыкальные инструменты, используемые в тантрических церемониях, были изучены и переданы подлинным и правильным образом. Сейчас процесс изучения проходит достаточно эффективно. В монастыре моего младшего брата Цокни Ринпоче Нгёдон осел линге сокровища-терма Чокгьюра Лингпа также практикуют совершенным образом.
Есть несколько причин, по которым я рад этому. Во-первых, наш покойный отец дал нам такое наставление: «Все учения Дхармы драгоценны, поэтому уважайте и цените их все. Среди них сокровища-терма Чокгьюра Лингпа, если не считать некоторых допустимых переделок для ежедневных практик, не написаны лично тертоном, как это часто бывает. Учения терма были скрыты Падмасамбхавой. И многие из них даже не были написаны Лотосорожденным мастером, но выражают намерение тантр, особым образом, предназначенным для людей определенных времен. Это особое качество сокровищ-терма».
Я думаю, вы знаете, что значит еда «предназначенная для людей определенных времен». Кажется, живя в Непале, большинство Тибетцев лучше всего обходятся дал-батом (рисом с чечевицей), а не цампой с мясом. Точно также Падмасамбхава специально «дистиллировал» смысл тантр и глубоких наставлений, чтобы они подошли людям определенных периодов. Многие из них структурированы как тексты, которые можно практиковать, объединяя средства и знание, в качестве стадий развития и завершения. Вкратце, эта объединенная практика позволяет нам очистить четыре завесы-омрачения и развить четыре пути, так что мы можем реализовать четыре каи.
Чтобы очистить омрачения и привычные тенденции, необходимо получить посвящение, а также надо распознать состояние исконной пробужденности, которая и является самой сутью посвящения. Мы получаем внешнее посвящение сосуда, чтобы очистить тело и каналы-нади, тайное посвящение, чтобы очистить речь и ветра-праны, посвящение знания мудрости, чтобы очистить ум и сущностные капли-бинду, и, наконец, чтобы очистить омрачения познания и привычные тенденции, существует посвящение драгоценного слова. Полное значение этих четырех посвящение целиком присутствует в тантрических ритуалах, поэтому, пожалуйста, поймите, что у текстов, которые мы произносим во время ритуалов, необычайно глубокое значение – произнесение текста лишь одной садханы включает в себя квинтэссенцию всего, что может быть объяснено. Щедра (буддийская программа обучения) необходима для понимания глубины того, что мы произносим. Может быть, трудно понять Срединный путь с замысловатые принципы логики и рассуждения, но Тантры еще сложнее для понимания. Вот почему нам нужно сочетать и практику, и обучение. Поэтому я хочу выразить искреннюю благодарность всем студентам Щедры за усилия, которые они вкладывают в учебу.
Подводя итог, хочу сказать, что я чрезвычайно рад тому, что мы, представители разных монастырей, можем собраться здесь вместе. Я бы хотел, чтобы мы продолжали делить радости и печали. Я всегда помню, как мы практиковали, искренно, с взаимным уважением, когда собрались на 49-дневные церемонии после смерти нашего дорогого отца, Тулку Ургьена Ринпоче. В будущем давайте снова встретимся здесь на возведении на трон его реинкарнации. Давайте практиковать вместе во время ежегодных церемоний друбчен, на Лосар и по другим особым поводам. Я хочу, чтобы монахи и монахини из монастырей моего отца знали друг друга в лицо и вместе практиковали. Конечно же, мы, ламы, встречаемся часто, но я считаю, очень важно, чтобы чувство семейной близости охватывало все наши монастыри. Пожалуйста, держите это в уме.

Короче говоря, и в основных, и во второстепенных монастырях все пребывают в полном согласии относительно определения подлинного перевоплощения Тулку Ургьена Ринпоче. Я чувствую, что важное задание выполнено. Но просто определить тулку недостаточно, есть еще много работы, и мы продолжим выполнять задачи, которые ждут нас впереди.
Мой брат Чоклинг Ринпоче является одним из перевоплощений великого тертона Чокгьра Лингпа, в этом нет сомнений. В прошлом он несколько раз передавал скоровища-терма, и я молюсь, чтобы он снова передал их со всеми посвящениями, передачами чтением и наставлениями. Пакчок Ринпоче молод, но высокообразован и обладает глубоким желанием служить Дхарме и существам. Мингьюр Ринпоче и Цокни Ринпоче уже не мальчики – их активности обширны, и они работают, чтобы поддерживать учения Будды и благо существ. Я глубоко рад этому и молюсь, чтобы они продолжали, и чтобы их активности ширились.
Я также молюсь, чтобы у нового перевоплощения была долгая и здоровая жизнь без каких-либо препятствий; чтобы он смог получить множество посвящений, передач и учений; чтобы его ум был богат качествами изучения, размышления и медитации; чтобы он обрел мастерство объяснения и составления учений, разрешения споров. Так должно быть. Давайте не будем оставлять это лишь хорошим пожеланием – давайте работать вместе, чтобы удостовериться, что все это сбывается. Вы все, пожалуйста, присоедините свои благопожелания.
Начиная с сегодняшнего дня, вам не нужно молиться о скором возвращении Ургьена Ринпоче. Пока у нас нет молитвы о долгой жизни тулку, даже нет официального имени, так как еще не было церемонии дарования имени. Как только оно появится, молитва о долгой жизни будет распространена по монастырям.
Сегодня – благоприятный и отличный день. На этом я остановлюсь, так как вам нужно выполнять свои обязанности, и у нас много посетителей.
(Ринпоче коротко пересказывает все по-английски)

Перевод с тибетского – Эрик Пэма Кунсанг.
Редактор - Майкл Твид.

Перевод с английского: Ксения Петрова
Онлайн: 0 пользователей, 4 гостей :